ИзТории

Философ заходит в музей

 

Каждую неделю израильский философ Ури Гершович обсуждает недельный раздел Торы с российскими художниками, кураторами, искусствоведами и другими деятелями культуры.

В еврейской традиции многие века существует удивительный, приобретший статус закона, обычай: еженедельное публичное чтение фрагментов Торы (Пятикнижия). Эти пять книг разбиты на 52 недельных раздела и, таким образом, за год прочитывается весь текст. По завершении этот цикл повторяется вновь. И так – каждый год! Зачем читать одно и то же? Неужели можно найти что-то новое в повторяемом из года в год тексте? Если считать, что сакральный текст вечно актуален, то в новом контексте его слова звучат по-разному.

По сути это будет диалог, в котором библейский текст и его интерпретация в еврейской традиции соотносится с европейским искусством. При этом, это соотнесение может носить как характер сопоставления и дополнения, так и противопоставления.

Цель подобного соотнесения не в том, чтобы получить какие-то ответы, а в том, чтобы поставить вопросы, дать импульс к размышлению, возникающему в процессе встречи «далековатых идей» (термин Ломоносова) или их конфликта, диалога различных традиций.

 

Первая серия   Как подкупить художника («Шофтим», Второзаконие 16:18–21:9)

В недельной главе Торы Шофтим («Судьи») сформулирован закон, запрещающий судье брать взятки. Сказано, что взятка ослепляет глаза мудреца. Как это положение связано с искусством? Какой взгляд художника или зрителя следует считать коррумпированным? Можно ли и каким образом избежать «ослепления»? Что заставляет нас предвзято судить о произведении искусства? Насколько правомерно сравнение судьи и художника/эксперта?

Гость выпуска:  Дмитрий Гутов — художник, куратор, выпускник Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина, автор различных образовательных проектов, связанных с историей, теорией и практикой современного искусства. Участник Венецианской (1995, 2013) и многих других биеннале, а также, десятков персональных и более сотни групповых выставок, в том числе в первых российских галереях — в Трехпрудном переулке, «Риджине», галерее Марата Гельмана и других.

Читать расшифровку 

 

Вторая серия   Женщина и война («Ки теце», Второзаконие 21:10–25:19)

В недельной главе Ки теце («Когда выйдешь [на войну]») зафиксирован закон о том, как следует поступать с женщиной, взятой в плен во время войны. Тора описывает процедуру, которая должна предшествовать женитьбе на плененной красавице. Что толкает мужчину пленить женщину? Мотив пленения красавицы мы встречаем и в греческой мифологии – в рассказе о похищении Европы Зевс принимает облик быка. Есть ли что-то общее между интерпретацией мифа в живописных работах и интерпретацией закона о пленении красавицы хасидскими авторами? Какова роль женщины в Писании и в греческой мифологии?

Гость выпуска:  Екатерина Кочеткова — историк искусства, кандидат искусствоведения, заведующая отделом образовательно-просветительских проектов и главный специалист по образовательным проектам ГМИИ им. Пушкина.  Основные научные специализации – искусство XX и XXI веков и искусство эпохи Ренессанса.

Читать расшифровку

 

Третья серия   Адам, Ева и пол человека («Берешит», Бытие, 1:1–6:8)

В недельной главе Берешит («В начале») можно найти множество важнейших для человечества мифологем. Одна из них – сотворение женщины. Из чего была создана женщина с точки зрения мудрецов Талмуда – из ребра, из лика или из… хвоста? В чем смысл сотворения женщины из плоти мужчины? А, может быть, человек изначально был создан андрогином и затем разделен надвое? Как изображалось сотворение женщины в средние века и какие мотивы подчеркивались христианскими художниками? Чем отличается восприятие истории сотворения женщины и первородного греха в иудейской и христианской традиции? Вступали ли в сексуальные отношения Адам и Ева до грехопадения? В какой ипостаси выступал змей – в мужской или женской?

Гость выпуска:  Михаил Майзульс — историк-медиевист, переводчик с французского, выпускник РГГУ и Высшей школы социальных исследований (Париж), лауреат премии «Просветитель», сотрудник Центра визуальных исследований Средневековья и Нового времени РГГУ. Сфера научных интересов: средневековая иконография и социальная история изображений; религиозное и политическое иконоборчество; визионерские тексты и практики; христианская демонология.

Читать расшифровку

 

Четвертая серия   Вавилонская башня  диагноз или пророчество? («Ноах», Бытие, 6:9–11:32)

Какие смыслы скрывает рассказ Писания о Вавилонской башне в разделе Ноах? Чем провинились строители? Что за единый язык, позволивший начать это строительство? Эти и другие вопросы на протяжении веков задавали многие интерпретаторы, мыслители, художники. Какова аллегорическая интерпретация этого рассказа у Филона Александрийского и в чем её отличие от аллегорий в живописи? Как связано строительство башни с идолопоклонством? Как изобретение кирпича может быть символом катастрофы технологического прогресса? Как картина Питера Брейгеля Старшего повлияла на развитие мотива Вавилонской башни в искусстве нового времени? Роль Нимрода и грех коллективизма: рабби Шимшон-Рефаэль Гирш и Карл Маркс. Вавилонская башня как парадигма возобновляемого вновь и вновь проекта достижения Небес и воцарения человека.

Гость выпуска:  Дмитрий Гутов — художник, куратор, выпускник Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина, автор различных образовательных проектов, связанных с историей, теорией и практикой современного искусства. Участник Венецианской (1995, 2013) и многих других биеннале, а также, десятков персональных и более сотни групповых выставок, в том числе в первых российских галереях — в Трехпрудном переулке, «Риджине», галерее Марата Гельмана и других. 

Читать расшифровку

 

Пятая серия   Уехать – эскапизм или поиск предназначения? («Лех леха», Бытие, 12:1–17:27)

Недельная глава Лех леха («Иди себе», возможный перевод: «Иди к себе») начинается с того, что Бог приказывает Авраму оставить все, что его окружает, – родину, близких, отцовский дом – и отправится в неизвестность – цель Бог укажет позднее. Из Писания неясно, почему Бог обращается к Авраму. Что это за приказ? Что за ним стоит? Какого рода внутреннее переживание? Эскапизм или подвижничество? Осознание своей миссии или смутное ощущение избранности? Сомнения или зрелая вера? Речь идет о зове свыше или о поиске себя? Можно ли провести параллель между радикальным разрывом Аврама со своим окружением и попытками художников Нового времени выйти за пределы европейской культуры? Что двигало, к примеру, Полем Гогеном, когда он отправился на Таити? Как отразился в его работах мотив ухода, разрыва, обновления? Что общего между уходом Гогена и Аврама и в чем их различие?

Гость выпуска:  Анна Познанская — искусствовед, кандидат наук, старший научный сотрудник Отдела искусства стран Европы и Америки XIX-XX столетий, куратор выставок в ГМИИ, преподаватель Государственного гуманитарного университета.

Читать расшифровку

 

Шестая серия   Спасение через грех («Вайера», Бытие, 18:1–22:24)

Недельная глава Вайера («И явился») содержит рассказ о том, как дочери Лота напоили отца, склонили его к соитию и забеременели от него. Как этот предосудительный сюжет изображался в европейской живописи? Что двигало художниками, которые брались запечатлеть эту явно вызывающую сцену? Отражалась ли в их картинах та или иная комментаторская традиция? Как интерпретировали этот эпизод мудрецы Талмуда? Находили ли они оправдание действиям дочерей и поведению самого Лота? Парадоксальным образом прабабка царя Давида Рут (Руфь) принадлежала к народу, произошедшему от одной из дочерей Лота. Почему происхождение царского рода связано с инцестом? В чем глубинный смысл ущербности царя Израиля?

Гость выпуска:  Василий Расторгуев — искусствовед, ведущий научный сотрудник отдела старых мастеров ГМИИ им. А.С. Пушкина, хранитель фонда скульптуры.

Читать расшифровку

 

Седьмая серия   Заочная любовь? («Хаей Сара», Бытие, 23:1–25:18)

В недельной главе Хаей Сара («И было лет жизни Сары…») рассказывается о том, как Элиэзер, раб Аврама, отправляется за невестой Ицхаку. Что обеспечивает успех миссии Элиэзера? Божественное провидение или заочная взаимная любовь невесты и жениха, их предчувствие предназначения друг другу? Почему Ривка падает с верблюда при виде Ицхака? Как интерпретируют это падение мудрецы Талмуда? Возможна ли заочная романтическая любовь и как она возникает? Как отражен мотив любви-предназначения в модернизме и, в частности, в произведениях Марка Шагала? Не является ли встреча зрителя с произведением искусства в эпоху модерна и постмодерна созвучной заочной предопределенной любви? Готов ли зритель «упасть с верблюда» при виде произведения искусства?

Гость выпуска:  Владимир Дудченко — независимый арт-критик, коллекционер, галерист, писатель, режиссёр.

Читать расшифровку

 

Восьмая серия   Диктат зрения («Толдот», Бытие, 25:19–28:9)

В недельном разделе Толдот («Родословие») мы читаем о том, как слабо видящий Ицхак благословляет своего сына Яакова вместо первенца Эсава. Притупившееся зрение заставляет Ицхака ощупывать сына, пользоваться обонянием. Слабое зрение играет на руку Провидению: Яаков обманом получает благословение, но именно он и есть истинный наследник Ицхака. Зачастую слепцы видят то, чего не видят зрячие. Что значит узреть невидимое и как это сделать? Как укрепилась тоталитарность зрения в европейской культуре и искусстве? Когда в истории искусства возникло направление, отвергающее диктат зрения? Какие чувства пытаются задействовать в своих произведениях современные художники этого направления? Что такое «осязательный взгляд» и «незрительное восприятие»? Каким образом эта проблематика отражена в выставке «Котел алхимика» ГМИИ им. А.С. Пушкина?

Гость выпуска:  Евгения Киселева — исследователь, куратор, заведующая Отделом междисциплинарных проектов ГМИИ им. А.С. Пушкина, доцент кафедры кино и современного искусства РГГУ, преподаватель департамента медиа ВШЭ, кандидат культурологии, тифлокомментатор.

Читать расшифровку

 

Девятая серия   Сила и разрушение царств («Вайеце», Бытие, 28:10–32:3)

В недельном разделе Вайеце («И вышел») содержится описание удивительного сна Яакова, в котором он видит лестницу с нисходящими и восходящими по ней ангелами. Еврейские и христианские толкователи многократно интерпретировали этот сон. Где он ему приснился, и как это место связано с понятием идеального города? Что такое ведута? Почему лестница в христианской традиции становится Девой? Почему Храмовая гора оказалась сдвинутой, и где теперь находится центр мира? Как мессианские чаяния еврейских и христианских комментаторов отразились в толкованиях сна Яакова? Как связана написанная в середине XVI века картина Париса Бордоне «Явление Сивиллы императору Августу» с лестницей Яакова?

Гость выпуска:  Марина Лопухова — кандидат искусствоведения, доцент кафедры всеобщей истории искусств Исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, специалист по искусству эпохи Возрождения.

Читать расшифровку

 

 

Деcятая серия   Борьба или объятия? («Ваишлах», Бытие, 32:4–36:43)

В главе Ваишлах («И послал») рассказывается о том, как Яаков, переправившись через реку Ябок, борется с кем-то, кто не называет своего имени. Кто это был: ангел, Бог, человек? Как интерпретировали этот эпизод еврейские и христианские комментаторы? Почему в результате этой борьбы Яаков получает имя Исраэль, и каково значение этого имени? Как изображалась эта борьба в европейской живописи? Можно ли говорить здесь о богоборчестве и угодно ли оно Богу? Были ли русские художники-авангардисты богоборцами? Родченко и Малевич: борьба с отцом vs борьба с братом.

Гость выпуска:  Мария Тимина — искусствовед, окончила исторический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова по специальности «история и теория искусства», в 2016-2020 гг. лектор-искусствовед, с 2021 г. старший научный сотрудник в ГМИИ имени А.С. Пушкина.

 

Читать расшифровку